Астрономическая Башня - Фикатон «Мелочь, а приятно – 2009»
 

Поиск


«Лилькин хахаль»

Название: Лилькин хахаль
Автор: hao_grey
Бета: КП
Категория: джен
Пейринг: северитус
Рейтинг: G
Дисклеймер: всё – ей.
Предупреждение: AU.
Примечание: фик написан на фикатон «Мелочь, а приятно – 2009» на замену для vova.coder, который хотел «драббл, джен, северитус (желательно юмор)». Я честно постаралась вставить туда юмор. Извините, если что не так. И с драбблом тоже... не вышло.

 


Ночной Тупик Прядильщиков – зрелище, унылое даже по маггловским меркам. Дневной, впрочем, тоже, но днём всё-таки меньше шансов вступить в отходы чьей-нибудь жизнедеятельности. А во тьме, под давно разбитыми фонарями, снег, лёд и щербатые обломки асфальта смешиваются в густую кашу, которая противно чавкает и норовит стянуть с тебя сапоги.

Слава Мерлину, времена ночных вылазок миновали! Можно спокойно сидеть дома, читать подсунутый Люциусом («Чей день рождения? Твой? Да я давно о нём забыл, просто дёшево подвернулось!») бесценный древний трактат и предаваться унынию. И плевать на паутину, на толстенный слой пыли на комодах и подоконниках, на гудящий за окном хлёсткий зимний ветер...

В дверь поскреблись. Затем неуверенно вякнул звонок, не прочищавший голоса со времён Тобиаса Снейпа.

Черноволосый, носатый мужчина, валяющийся на продавленном диване, поморщился.

Кого это принесла метель?

Звонок кашлянул ещё раз и вдруг залился голосистой трелью, словно радуясь возможности показать себя. Потом резко, пристыженно замолк: вдруг хозяин не в настроении?

Разумеется, не в настроении, глупая железяка! Но, кажется, лучше открыть дверь. Хотя бы для того, чтоб отчитать непрошеного визитёра. Иногда вызвериться на какого-нибудь идиота бывает полезно для сердечно-сосудистой системы.

Куда подевался треклятый тапок?

Мужчина поднялся, спрятал волшебную палочку в потайной кармашек в рукаве халата. Шаркая шлёпанцами, подошёл к двери. Лязгнул засовом...

Порывом ветра из головы выдуло все заготовленные слова.

На пороге стоял маленький бродяжка. Сколько ему лет – шесть, семь? Кутается в балахонистую спортивную куртку, из-под которой торчит тёмно-синий свитер, больше смахивающий на платье. Непокрытая – в такую-то погоду! – голова, растрёпанные, мокрые волосы кажутся почти чёрными...

Из-под сбитой чёлки выглядывает зигзагообразный шрам.

Зелёные глаза с надеждой смотрят поверх сползших на красный от мороза нос очков.

Сердце мужчины пропускает такт.

– М-м-м... мист-т-тер С-нейп? – зубы мальчишки стучат, озябшие пальцы сжимаются в кулачки и подрагивают. Волнуется...

Он волнуется, подумать только! А я в панике.

– Мистер Поттер, надо полагать?

Голос сух и язвителен. Отлично.

– Д-да, я... А в-в-вы меня знаете?

Чему он радуется, этот Джеймсов щенок? И что на нём, во имя Основателей, надето?

– Естественно, знаю. Проходите.

В конце концов, держать полузамёрзшего ребёнка на улице – верх непрофессионализма для педагога. Поттера надо обогреть, вероятно, накормить (Мерлин великий, его что, морили голодом, этого недомерка?) и в любом случае выяснить, какого рожна... в смысле, откуда здесь взялся маленький мерзавец и зачем приехал сюда.

– Раздевайтесь. Вот вешалка. И ботинки снимайте. Кухня налево, я заварю чай.

Да, позорное бегство. От восьмилетнего мальчишки. Впрочем, он, Северус Снейп, не намерен недооценивать Гарри Поттера. Один уже недооценил, Волдемортом звали...

Просто перевести дух. Собраться с мыслями. Лучше всего это получается, когда пальцы порхают над ингредиентами, даже если под зельем подразумевается банальный чай.

Может, стоит послать сову... Потом. Гарри Поттер уже заходит в кухню, смущённо глядя на свои босые ноги. У Снейпа перехватывает горло. Глупый мальчишка даже носки не соизволил надеть! Повезёт, если отделается простудой!

Добавить в чай пару капель цитрусового масла. И – по-прежнему сухо, безразлично:

– Чему обязан визитом?

Слышно, как Поттер делает глубокий вдох – будто в омут нырять собирается. Затем сбивчивая скороговорка:

– Можнояувасбудужить?

Чай едва не проливается прямо на пальцы. Спокойно, Северус. Поставь чашку возле ребёнка. Нет, налить себе бренди сейчас нельзя. Потерпишь.

А мальчишку, кажется, прорвало:

– Вы не думайте, я полезный!

Действительно, если не думать, то всё будет хорошо...

– Я готовить умею, и в доме убирать, и полы мыть, и стирать тоже... А весной в саду работать. Или в огороде. Где скажете. Домой я ни за что не вернусь, там тётя Мардж и... эти... Возьмите меня, ну пожалуйста!

В голосе – слёзы. Н-да, эльф домовой, универсальный, одна штука... Джеймс, помнится, постель за собой застилать ко второму курсу научился...

– Успокойтесь, мистер Поттер. Отхлебните чаю. Вот так. Ещё раз. И ещё. Вообще, допейте всё до конца и съешьте это печенье. Потом поговорим.

Ну, хоть дрожать перестал, уже прогресс. Спасибо, Нарцисса, без тебя в доме вообще не нашлось бы еды для ребёнка. Маленькие паршивцы любят сладкое. Но скорость поглощения пищи ужасает. Думать надо быстро.

И решение будет зависеть от вашей искренности, мистер Поттер.

– Замечательно. Теперь глядите мне прямо в глаза и отвечайте на вопросы. Учтите: ложь я сразу замечу. Как вы меня нашли?

Мягко погрузиться в чужое сознание. Осторожней, Северус: перед тобою совсем малыш.

Утро. Гарри плетётся сортировать мусор. Пластиковые бутылки от любимой Дадли «Пепси-колы» – в этот мешок, жестянки из-под пива дяди Вернона – сюда... Кораблик со зверски выломанными мачтами: кузен испортил очередную игрушку. Когда маленький двухмачтовик принесли в дом, Гарри забыл, как надо дышать, всё смотрел на крохотное чудо, пока не огрёб подзатыльник...

Хочется плакать.

Осколки от тарелки с розовыми цветами... третьей по счёту, кажется, не везёт этому сервизу с Дадли... Пачка из-под сигар: если тётя Петунья узнает, опять будет скандал. Кипа газет и журналов за неделю.

Из «Экономического еженедельника графства Суррей» вываливается старая, подранная записная книжка. Да, помнится, Дадли вчера бесился, обложка подпалена, половина страниц выдрана, и когда Гарри подбирает блокнотик, листки с шорохом вываливаются, мягко слетая на пол.

Мальчик тяжело вздыхает, поднимает один, другой, третий... На шестом его руки замирают.

Там написано: «С.Снейп, Лилькин хахаль».

И адрес.

Гарри совсем не помнит родителей, а от рассказов дяди и тёти становится душно, и накатывают поочерёдно боль, стыд и глухая ярость... У Гарри нет ничего, что могло бы напоминать о чете Поттеров. Только отцовские очки. А теперь – вот это.

Худые пальцы отделяют листок от остальных. Гарри спрячет его в чулане, в котором живёт. И будет иногда перечитывать.

«С.Снейп, Лилькин хахаль».

– Я случайно нашёл, в тётиной записной книжке. Там был ваш адрес и... ну... что вы знакомы с мамой.

Северус почти не слушает. Ему нестерпимо хочется обнять мальчишку и пообещать никогда не отдавать Дурслям... Впрочем, спасибо за деликатность, мистер Поттер. Не ожидал.

– А под Рождество приехала тётя Мардж...

Нет, это невыносимо – глядеть на жирную подлую тварь, натравливающую бульдогов на ребёнка! Снейп в возрасте Поттера мог постоять за себя, но сравнивать уличного мальчишку и это забитое существо нелепо.

– И она начала говорить... про маму... всякое...

Кажется, пора варить себе успокоительное. Правильно ли я понял, мистер Поттер, что маггла по имени Марджори Дурсль вытирала свой грязный язык о Лили Эванс? О, я правильно понял.

Нет, Северус, авадить магглов нельзя. Нельзя, слышишь?

Кровь стучит в висках, и сквозь её биение еле пробивается приглушённый всхлип.

– Я туда больше не вернусь!

Не вернёшься... Гарри. Можешь быть уверен. С Дамблдором... разберёмся. Как-нибудь.

Северус слишком любит Лили, чтобы отпускать её сына к людям, которые позволяют себе... подобные выпады.

– Прекратите рыдать и слушайте, мистер Поттер. Сейчас вы помоетесь: я приготовлю ванну с травами. Затем поужинаете и ляжете спать. На дворе ночь, знаете ли. Завтра мы купим вам пристойную одежду, а эти тряпки...

Ещё не всякий бродяга польстится на такую рвань!

– ... сожжём к Мерлиновой бабушке. Как вам план?

Сияющие глаза. Да, и очки надо поменять. А лучше сводить ребёнка к окулисту. Два изумруда. Эх, Лили...

Твой хахаль позаботится о твоём сыне.

Раз уж никто другой не сподобился.

– Отлично. Значит, приступаем к выполнению. Я иду набирать воду, а вы...

– Посуду помою, можно?

Домовой эльф, одна штука, зовут Гарри, фамилия Поттер...

– Как хотите.

За окном бесится метель, упустившая добычу. Пыль на подоконнике действительно надо стереть: ребёнку вредно дышать этой гадостью. На душе почему-то удивительно спокойно.

С днём рождения, Северус!

 

 

 

Иллюстрация к фику
Автор: СЮРприз